"Ни дня без моря", очерк о судье Вожегодского районного суда в почетной отставке В.А. Начиналове

Текст: Владимир Пешков, заместитель главного редактора газеты «Премьер - новости за неделю»

Фото: из личного архива В.А. Начиналова

Валентин Начиналов, оканчивая школу, хотел стать военным лётчиком, но стал подводником. После армии ушёл на работу в правоохранительные органы: работал оперуполномоченным уголовного розыска, а затем федеральным судьёй в районном суде. Выйдя в отставку, он целиком посвятил себя районному Морскому собранию, работе с молодёжью и увековечению памяти местных героев-подводников.

Первым делом – самолёты 

«После школы я мечтал стать лётчиком. Все мальчики хотели быть военными, а девочки либо учителями, либо врачами, – вспоминает Валентин Начиналов. – Самолёты я тогда видел только в небе, но мечтать это мне не мешало. Я пытался поступить в Ейское лётное училище, сдал все экзамены на отлично, но простудился и не прошёл медкомиссию. Мне предложили пройти комиссию через год, обещали зачесть уже сданные экзамены, но судьба распорядилась иначе...»

Когда Валентина Алексеевича призвали в армию, он попал совсем не в авиацию, а на службу на Северный флот. В самом начале службы поступил в Северодвинске в школу техников, которые обслуживают подводные лодки, что поначалу считал своей ошибкой. Отучившись год, переводиться в лётное училище было уже совестно, ведь вышло бы, что год его учили вхолостую. После училища Начиналов попал на ракетный подводный крейсер К424, на котором прослужил пять с половиной лет – это было аналогом современной службы по контракту.

«Когда ты находишься в составе экипажа, особенно такого, где больше двухсот человек, где каждый ответственен за всех, любая ошибка любого его члена может привести к гибели всего личного состава. Могу сказать определённо: служба на флоте научила меня более серьёзно относиться к жизни и к окружающим меня людям», – рассуждает Валентин Начиналов.

После армии Валентин Алексеевич вернулся в родной посёлок в Вожегодском районе, был секретарём комитета комсомола местного леспромхоза. Но буквально через год его пригласили на работу в милицию, и он согласился. Год проработал участковым, а потом – 11 лет оперуполномоченным уголовного розыска: «Уголовный розыск работал в основном по неочевидным преступлениям. Было оперативное сопровождение следствия, которое непосредственно вёл следователь. Кражи в основном происходили, когда человеку были нужны деньги на водку».

Непростым моментом было то, что действовавший в то время УК РСФСР предусматривал смертную казнь за хищение социалистической собственности. Особая категория дел – убийства, но Валентин Начиналов предпочитает не рассказывать про их расследование: «Про расследование убийств снимают довольно много передач, но я не понимаю, кто и зачем их смотрит, зачем это вообще смаковать. Когда у человека убивают близкого, это каждый раз большое горе, огромная беда».

В.А. Начиналов

Следующий этап в жизни Валентина Алексеевича начался после выхода на пенсию в 1992 году, когда ему было 37 лет. После этого его пригласили работать в районный суд, откуда он вышел в отставку в 2013 году. Затем жизнь повернула в совершенно новое для него русло – Валентин Начиналов возглавил районное Морское собрание. Об этом он любит говорить больше всего.

Ведь ты моряк, а это значит...  

В Вожегодском районе довольно много отставных военных моряков, среди вожегодцев есть даже один контр-адмирал. На момент создания районного Морского собрания в 2003 году их было около трёхсот человек. Морское собрание создавали пять человек, сейчас в нём состоят 98. «Сначала у нас не было своего помещения, и мы собирались в военкомате, благо военком также был членом нашего Морского собрания. Потом районная администрация выделила нам помещение. А сейчас у нас в районном Доме культуры есть кают-компания и музейная экспозиция», – рассказывает Валентин Начиналов.

Музей Музей создавали своими силами, приносили из дома у кого что было по морской тематике. В итоге экспозиция разрослась так, что пришлось создать запасник. Сейчас в музее есть полностью комплектный костюм водолаза, списанное оборудование с подводной лодки, экспонаты, связанные с обороной Заполярья в годы Великой Отечественной войны. Вожегодцы принесли в музей настоящий китовый ус с Камчатки и плавник синей акулы, добытый ещё в 1979 году.

Часть экспозиции посвящена матросу Дмитрию Коткову, который в 2000 году погиб на атомной подлодке «Курск». Он был самым юным членом экипажа погибшей АПЛ, в момент аварии находился в третьем отсеке. Тело его впоследствии не нашли. В музее есть его гитара, которую Котков оставил дома, когда уходил на службу на флот. Есть его форма, которую он оставил на берегу перед последним походом. Есть личные вещи Коткова, найденные среди обломков «Курска». Валентин Начиналов признаёт, что Котков навряд ли совершил какой-либо подвиг во время аварии «Курска». Но подвигом была вся его короткая жизнь.

«Он родился маленьким и слабеньким, у него было слабое зрение. Но он был очень упорным, очень любил читать и где-то вычитал, что петрушка помогает для зрения, и из-за этого ел её очень много, – размышляет Валентин Алексеевич. – Из-за этого или ещё по каким-то причинам, но к окончанию школы отклонений по зрению у него уже не было. Он занимался спортом, оборудовал для себя спортивный зал. В результате он годен к военной службе без ограничений. На «Курск» был конкурс шесть человек на место, и взяли в экипаж именно его. Он превозмог себя во всём – вот это, я считаю, и есть подвиг».

Главное, о чём сейчас жалеет Валентин Начиналов, это пандемия коронавируса. Из-за неё стало невозможно работать со школьниками, а это большой провал в воспитательной работе, убеждён он. «У нас уже полтора года фактически вылетело из работы. У нас есть детский историко-патриотический клуб «Каравелла». Очень жалко, что из-за пандемии не удаётся поработать с детьми. Мы считаем, что главное – привить им такие качества, как честность,  ответственность и уважение. Сейчас делать это невозможно из-за объективных ограничений, и это общероссийская беда».

Дети

Уже два года из-за пандемии не удаётся провести традиционный праздник «Бросаем якорь в Явенге», приуроченный ко Дню Военно-Морского Флота. В нынешнем году хотели организовать возложение цветов к мемориалу погибшим в Великой Отечественной войне, но отказались от этой идеи, чтобы никого не подвергать опасности заболеть. Похоже, что не удастся провести никаких мероприятий и в 21-ю годовщину гибели «Курска» 12 августа. Но Валентин Алексеевич не унывает, говоря о том, что пандемия пройдёт и все традиции возобновятся.

Материал впервые опубликован в газете «Премьер - новости за неделю» № 29 от 27 июля 2021 года