Обзор судебной практики Вологодского областного суда за 1 полугодие 2021 года

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Нарушения норм уголовно-процессуального закона.

1.1. Согласно ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ основанием отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, является неясный и противоречивый вердикт, если председательствующий не указал присяжным на неясность и противоречивость вердикта, и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Присяжные заседатели единодушно ответили на первый и второй вопросы, а при ответе на третий вопрос о виновности осужденного в совершении деяний, причастность к которым доказана, коллегия присяжных заседателей указала «Да, виновен», при результате голосования: 3 - «за», 3 - «против». При наличии противоречий в вопросном листе председательствующий не указал на эти противоречия и не вернул коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения этих противоречий, вследствие чего, оправдательный приговор постановлен на основании неясного и противоречивого вердикта. Кроме того, при отсутствии единодушного решения при голосовании по вопросу № 3, в нарушение ч. 1 ст. 343 УПК РФ коллегия присяжных заседателей вернулась в зал судебного заседания для оглашения вердикта до истечения 3 часов.

Судебной коллегией оправдательный приговор отменен, уголовное дело передано на новое судебное разбирательство.

Апелляционное определение от 15.03.2021. Дело № 22-455/2021.

1.2. В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В качестве доказательств вины осужденного судом в приговоре указаны показания свидетеля И., которые согласно протоколу судебного заседания, в ходе судебного разбирательства не исследовались.

Судом апелляционной инстанции показания свидетеля исключены из приговора как недопустимое доказательство.

Апелляционное определение от 01.03.2021. Дело № 22-312/2021.

1.3. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 12.11.2008 года № 1074-О, принятие решения о взыскании с осужденного издержек по уголовному делу в соответствии со ст.ст. 131,132 УПК РФ должно гарантировать защиту его прав и соответствовать критериям справедливости судебного разбирательства.

Это означает, что осужденному должны быть разъяснены положения ст.ст. 131-132 УПК РФ, а также должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию по указанному вопросу - относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Приговором суда З. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Этим же приговором с осужденного в доход Федерального бюджета РФ взысканы процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг адвоката по назначению. Вместе с тем суд не разъяснил осужденному положения ст.ст. 131, 132 УПК РФ, не выяснил мнение осужденного по вопросу о взыскании с него процессуальных издержек за участие адвоката по назначению, а также его имущественное положение.

Приговор в части взыскания с осужденного процессуальных издержек отменен с передачей дела на новое рассмотрение.

Апелляционное определение от 10.03.2021. Дело № 22-378/2021.

1.4. По смыслу закона, сотрудник полиции может быть допрошен в суде только по обстоятельствам производства оперативно-розыскных мероприятий и отдельных процессуальных действий.

В обоснование вывода о виновности осужденного суд первой инстанции сослался на показания сотрудника полиции, пояснившего об обстоятельствах, ставших ему известными со слов осужденного.

В соответствии с правовой позицией, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении N 44-О от 6 февраля 2004 года, положения ст. 56 УПК РФ, определяющей круг лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя, следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. Вместе с тем, эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ требованию, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Между тем, по смыслу закона, сотрудник полиции мог быть допрошен в суде только по обстоятельствам производства оперативно-розыскных мероприятий и отдельных процессуальных действий.

Судебная коллегия в соответствии со ст. 75 УПК РФ показания сотрудника полиции в части изложения им обстоятельств, ставших известными со слов осужденного, исключила из приговора как недопустимое доказательство.

Апелляционное определение от 02.03.2021. Дело № 22-313/2021.

Нарушения уголовного закона при назначении наказании.

1.5. Согласно ст. 72 ч. 3.2 УК РФ порядок зачета времени содержания лица под стражей, указанный в п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ не применяется в отношении лиц, осужденных, в том числе за преступления, предусмотренные ст. 228 ч. 2 и 3 УК РФ, для которых время содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день.

Судом первой инстанции осужденный признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, по совокупности приговоров назначено наказание в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, в соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачтено время содержания под стражей в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима. Вместе с тем, согласно ч. 3.2 ст. 72 УК РФ вышеуказанные коэффициенты кратности не применяются в отношении лиц, осужденных, в том числе за преступления, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 228 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил, исключил указание о применении п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, на основании ч. 3.2 ст. 72 УК РФ зачел в срок отбытия наказания осужденного время содержания под стражей из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционное определение от 25.03.2021. Дело № 22-524/2021.

1.6. Признание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, лица, признанного виновным в совершении пособничества в преступлении повлекло изменение приговора.

Приговором суда Б. признан виновными в совершении пособничества в незаконном проникновении в жилище против воли проживающих в нем лиц.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденного Б., судом первой инстанции признано совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору. Вместе с тем, суд не учел положений ч. 1 и ч. 2 ст. 35 УК РФ о том, что в состав группы лиц, группы лиц по предварительному сговору входят только соисполнители преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Судебная коллегия исключила указанное отягчающее наказание обстоятельство, смягчив назначенное Б. наказание.

Апелляционное определение от 03.03.2021. Дело № 22-316/2021.

1.7. В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Приговором суда Ш. и К. признаны виновными в совершении в группе лиц по предварительному сговору преступления, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Судом в качестве отягчающего обстоятельства Ш. и К. учтено совершение преступления в составе группы лиц, что противоречит ч. 2 ст. 63 УК РФ.

Поскольку одним из квалифицирующих признаков по п. «г» ч. 3 ст. 58 УК РФ является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, указание суда на совершение преступления Ш. и К. в составе группы лиц как на отягчающее обстоятельство судебная коллегия исключила из приговора со смягчением назначенного осужденным наказания.

Апелляционное определение от 15.02.2021. Дело № 22-195/2021.

Постановления в порядке исполнения приговора.

1.8. Из общего смысла ст. 72 УК РФ следует, что в срок лишения свободы в кратном размере засчитывается лишь время содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, а время нахождения такого лица в следственном изоляторе после вступления приговора в законную силу, в том числе и при отмене условного осуждения, кратному зачёту в срок лишения свободы не подлежит.

Суд первой инстанции отменил осужденному условное осуждение, взял его под стражу в зале суда и в резолютивной части указал решение о зачете в срок наказания времени содержания под стражей со дня вынесения постановления до вступления его в законную силу. При этом суд не учел, что предусмотренные ст. 72 УК РФ правила зачета наказания не распространяются на стадию исполнения приговора, вступившего в законную силу, в том числе и при отмене условного осуждения.

Апелляционное постановление от 19.01.2021. Дело № 22-61/2021.

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

2.1 Суд наделяется компетенцией по проверке необходимости наложенных ограничений на выезд из страны несовершеннолетнего гражданина с учетом обстоятельств конкретного случая.

О., В. являются родителями несовершеннолетнего К.

На основании заявления В. Управлением по вопросам миграции УМВД России по Вологодской области принято решение о временном ограничении права на выезд из Российской Федерации в отношении несовершеннолетнего К. 

Со ссылкой на отсутствие разногласий с В. о возможности выезда ребенка за пределы Российской Федерации, и указав, что запрет на выезд нарушает права ребенка на отдых и культурное развитие, О. обратилась в суд с иском к В., Управлению по вопросам миграции УМВД России по Вологодской области об отмене ограничения права на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего ребенка К. сроком на три года.

Решением суда исковые требования О. к В. об отмене ограничения права на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего ребенка оставлены без удовлетворения.

Суд первой инстанции, сославшись на положения статей 1, 54, 56 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации, статьи 21 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», исходил из того, что ограничение на выезд несовершеннолетнего ребенка за пределы Российской Федерации, наложенное по заявлению одного из родителей, может быть временно снято на конкретную поездку на ограниченное время в определенную страну или страны по решению суда, вынесенного в порядке гражданского судопроизводства, по иску одного из родителей, не согласного с наложением другим родителем ограничения на выезд ребенка, в то время как заявленный О. иск содержит абстрактное требование о снятии запрета на выезд несовершеннолетнего К. за пределы Российской Федерации без указания конкретного государства, цели, сроков выезда и продолжительности поездки.

Судебная коллегия с приведенными выводами не согласилась.

Порядок выезда за пределы Российской Федерации регламентирован Федеральным законом от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее – Закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»).

В силу положений статьи 20 Закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» несовершеннолетний гражданин Российской Федерации, как правило, выезжает из Российской Федерации совместно хотя бы с одним из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей. В случае если несовершеннолетний гражданин Российской Федерации выезжает из Российской Федерации без сопровождения, он должен иметь при себе кроме паспорта нотариально оформленное согласие названных лиц на выезд несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации с указанием срока выезда и государства (государств), которое (которые) он намерен посетить.

В статье 21 указанного Закона определено, что в случае, если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей заявит о своем несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации, вопрос о возможности его выезда из Российской Федерации разрешается в судебном порядке, который предполагает проверку судом необходимости установления запрета с учетом исследования целей возможной поездки, ее продолжительности, государства (государств) выезда исходя из интересов несовершеннолетнего ребенка.

Между тем, Постановлением от 25 июня 2020 года № 29-П Конституционный Суд Российской Федерации дал оценку конституционности части первой статьи 21 Закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Оспоренная норма была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она, допуская решение судом вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего за пределы Российской Федерации в сопровождении одного из родителей лишь в отношении конкретной поездки (в определенное государство и в определенный период) и тем более действуя в системе правового регулирования, исключающего решение этого вопроса во внесудебной процедуре в случае достижения родителями взаимного согласия, в полной мере применяется и к тому из родителей, с которым на законных основаниях постоянно проживает ребенок и который ранее в установленной процедуре заявил о своем несогласии на такой выезд.

Из указанного Постановления следует, что суд не может быть лишен возможности - когда на отмене наложенного в административной процедуре неконкретизированного запрета на выезд настаивает тот из родителей, с которым на законных основаниях постоянно проживает несовершеннолетний и который представил доказательства того, что сохранение в силе этого запрета в полном объеме не отвечает больше интересам самого ребенка, - снять этот запрет не только в отношении отдельной поездки (в конкретное государство и в определенный период), но и более широким образом (вплоть до полной его отмены).

В рассматриваемом случае установлено, что несовершеннолетний К. постоянно проживает с матерью О. отдельно от отца, тогда как ограничение на выезд из Российской Федерации в отношении К. установлено на основании заявления отца несовершеннолетнего – В.

В ходе судебного разбирательства В. пояснил, что мотивом его обращения с заявлением об ограничении выезда ребенка из Российской Федерации послужило то обстоятельство, что О. в 2018 году вывезла ребенка за границу, не поставив его об этом в известность. Однако в настоящее время все разногласия между ними урегулированы, он признает исковые требования и согласен с отменой ограничения на выезд ребенка из Российской Федерации.

Суду первой инстанции при разрешении настоящего спора с учетом вышеизложенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, на основе анализа и оценки, имеющихся в материалах дела доказательств, а также правовой позиции сторон, следовало установить, является ли в данном случае сохранение запрета на выезд несовершеннолетнего гражданина обоснованным и отвечающим его интересам.

Судебная коллегия учла тот факт, что родители несовершеннолетнего К. преодолели все имеющиеся между ними разногласия относительно возможности выезда ребенка за границу с матерью, о чем заявляли при рассмотрении дела судом первой инстанции и не установила обстоятельств, свидетельствующих о том, что несовершеннолетний К. может быть вывезен матерью за пределы Российской Федерации на постоянное место жительства либо других целей, ущемляющих его интересы, а также не нашла доказательств наличия угрозы безопасности несовершеннолетнему ребенку в случае его выезда за границу с матерью в целях отдыха.

Решение суда первой инстанции было отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования О. удовлетворены, временное ограничение права на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего К. отменено.

Апелляционное определение № 33-551/2021

2.2 Жилищный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности предоставления членам семьи собственника, занимающим жилое помещение, признанное непригодным для проживания, отдельного жилого помещения на условиях договора социального найма.

Н., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей, обратилась в суд с иском к администрации муниципального района о предоставлении жилого помещения во внеочередном порядке, поскольку жилое помещение, находящее в собственности С., в котором зарегистрированы и проживали Н. и ее несовершеннолетние дети, уничтожено пожаром, впоследствии, заключением межведомственной комиссии муниципального района жилое помещение признано несоответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению, и непригодным для проживания.

Решением суда первой инстанции исковые требования Н. удовлетворены частично.

На администрацию муниципального района возложена обязанность предоставить Н. на состав семьи из трех человек по договору социального найма вне очереди, в черте соответствующего населенного пункта, благоустроенное применительно к условиям соответствующего населенного пункта, жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям, равнозначное площади ранее занимаемому жилому помещению.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 57, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, исходил из того, что, поскольку единственное для проживания истца жилое помещение в установленном законом порядке признано непригодным для проживания, и истец признана малоимущей и принята на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, которым до настоящего времени не обеспечена, выкуп жилого помещения невозможен по причине его уничтожения пожаром, следовательно, у администрации муниципального района возникла обязанность по предоставлению семье Н. во внеочередном порядке жилого помещения по договору социального найма, равнозначного по площади в ранее занимаемом жилом помещении.

Между тем, по общему правилу, жилищные права собственника жилого помещения в доме, признанном в установленном порядке аварийным и подлежащим сносу, обеспечиваются в порядке, предусмотренном статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Частью 1 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Выкуп части жилого помещения допускается не иначе как с согласия собственника.

По соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости при определении размера возмещения за изымаемое жилое помещение (часть 8 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем, если жилой дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, то собственник жилого помещения в таком доме в силу пункта 3 статьи 2, статьи 16 Федерального закона от 21 июля 2007 года № 185-ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» имеет право на предоставление другого жилого помещения либо его выкуп.

В ходе рассмотрения дела установлено, что собственником непригодного жилого помещения является С. – мать Н.

Н., а также ее несовершеннолетние дети, вселены в жилое помещение, признанное непригодным для проживания, его собственником и проживали в нем в качестве членов семьи последнего, жилой дом по указанному адресу в адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда не включен, решение об изъятии земельного участка и жилого помещения администрацией не принималось.

В рассматриваемом случае правом на получение возмещения за жилое помещение в соответствии с требованиями статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации обладает только собственник жилого помещения, при этом Жилищный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности предоставления членам семьи собственника, занимающим жилое помещение, признанное непригодным для проживания, отдельного жилого помещения на условиях договора социального найма.

Вывод о невозможности выкупа жилого помещения сделан судом первой инстанции без выяснения и анализа обстоятельств, которые позволили бы установить невозможность выполнения требований статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, направленных на проведение процедуры выкупа жилого помещения.

Суд апелляционной инстанции, проверяя законность и обоснованность решения суда в апелляционном порядке, принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, пришел к выводу об отсутствии оснований для возложения на администрацию района обязанности по предоставлению Н. и членам ее семьи жилого помещения во внеочередном порядке.

Решение суда первой инстанции было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционное определение № 33-883/2021 от 09.02.2021.

2.3 Признание недействительными результатов кадастровых работ, в том числе в связи с наличием допущенной при таком установлении границ ошибки, само по себе не влечет восстановление нарушенных прав и законных интересов истца - правообладателя смежного земельного участка, суд при рассмотрении дела должен разрешить спор по существу и определить надлежащий способ восстановления нарушенного права истца. В соответствии с правовой позицией, сформулированной в определении Верховного суда Российской Федерации от 07.10.2015 № 305-КГ15-7535, когда предмет спора связан с пересечением (наложением) земельных участков, сведения о границах одного из которых внесены в государственный кадастр недвижимости, а другого подлежат уточнению, то требования заявителя в таком случае подлежат рассмотрению по правилам искового производства как требование об установлении границ земельного участка. Вопрос об установлении местоположения границы смежных земельных участков должен быть разрешен судом посредством назначения по делу судебной землеустроительной экспертизы с постановкой перед экспертом соответствующих вопросов.

М., являющийся правообладателем земельного участка, обратился в суд с иском к собственнику земельного участка Н. о признании результатов межевания земельного участка последнего, выполненных кадастровым инженером ООО «П.» и оформленных межевым планом, недействительными, исключении сведений о координатах границ указанного земельного участка из Единого государственного реестра недвижимости. В обоснование требований указал на то, что в результате проведения в октябре 2018 года по заказу Н. кадастровых работ, о которых истец не был уведомлен, местоположение общей границы земельных участков сместилось вглубь его участка.

Решением районного суда признан недействительным межевой план, подготовленный кадастровым инженером, по земельному участку, правообладателем которого является Н.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что межевание земельного участка проведено с нарушением прав собственника земельного участка М., а именно нарушена процедура согласования местоположения таких границ, предусмотренная частью 1 статьи 39 Федерального закона № 221-ФЗ от 24.07.2007 «О кадастровой деятельности».

Между тем, суд первой инстанции оставил без внимания и оценки, то обстоятельство, что в рассматриваемом случае признание результатов межевания недействительными само по себе привело к восстановлению нарушенных прав и законных интересов истца, поскольку фактически спор между сторонами об установлении общей границы остался неразрешенным.

Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 64 Земельного кодекса Российской Федерации земельные споры рассматриваются в судебном порядке. В частности, к таким спорам относятся споры смежных землепользователей о границах земельного участка.

В данном случае между сторонами, являющимися собственниками смежных земельных участков, фактически возник спор об установлении границы земельного участка при согласовании ее местоположения в процессе подготовки межевого плана, что послужило причиной обращения М. в суд с указанным иском.

Соответственно, исходя из заявленных истцом требований по данному делу, юридически значимыми и подлежащими выяснению обстоятельствами, с учетом содержания спорных отношений сторон и подлежащих применению норм материального права, являлись выяснение точных границ спорных земельных участков на местности, факта их наложения. В частности, имеется ли между указанными лицами спор о действительном расположении земельных участков, либо спор связан с неверным определением кадастровых границ земельных участков.

Более того, для разрешения указанных вопросов суду следовало предложить сторонам представить соответствующие доказательства, в том числе, проведение землеустроительной экспертизы.

Проверяя законность и обоснованность решения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия, учитывая наличие у спорящих сторон правопритязаний относительно границ земельного участка ответчика, удовлетворила ходатайство истца о назначении судебной землеустроительной экспертизы.

Заключением судебной землеустроительной экспертизы, проведенной экспертом ООО «Г.», предложен вариант установления местоположения границ земельных участков М. и Н., закоординировано местоположение общей границы спорных участков.

Оценив заключение судебной экспертизы, и признав его допустимым и достоверным доказательством по делу, суд апелляционной инстанции, принимая во внимание необходимость разрешения земельного спора, пришел к выводу о возможности установления местоположения общей границы земельных участков по предложенному судебным экспертом варианту, дополнив резолютивную часть абзацем соответствующего содержания, то есть тем самым разрешил возникший между сторонами спор.

Апелляционное определение от 01.10.2020 № 33-1755/2020.

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

3.1. Недоимка по транспортному налогу за 2014 год в соответствии со статьей 12 Федерального закона от 28.12.2017 № 436-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» не является безнадежной по состоянию на 01.01.2015, поскольку обязанность по уплате транспортного налога за 2014 год подлежит исполнению не позднее 01.10.2015. 

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 12 по Вологодской области обратилась в суд с административным исковым заявлением к З. о взыскании транспортного налога за 2014 год в размере 1785 рублей.

Требования мотивированы неисполнением налогоплательщиком обязанности по уплате налоговых платежей в установленный срок, одновременно с иском налоговым органом заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного срока для подачи административного искового заявления. 

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 01.03.2021 Межрайонной ИФНС России № 12 по Вологодской области восстановлен срок обращения в суд с настоящим иском, при этом в удовлетворении заявленных административных требований о взыскании с З. обязательных платежей и санкций отказано.

Отказывая в удовлетворении административных исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что задолженность по транспортному налогу за 2014 год по состоянию на 01.01.2015 в соответствии со статьей 12 Федерального закона от 28.12.2017 № 436-ФЗ является безнадежной и взысканию не подлежит.

Судебная коллегия, рассматривая апелляционную жалобу налогового органа, с указанным выводом суда не согласилась по следующим основаниям.

Действительно, статьей 12 Федерального закона от 28.12.2017 № 436-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (вступившего в силу 29.12.2017) определено, что признаются безнадежными к взысканию и подлежат списанию недоимка по транспортному налогу, налогу на имущество физических лиц, земельному налогу, образовавшаяся у физических лиц по состоянию на 01.01.2015, задолженность по пеням, начисленным на указанную недоимку, числящиеся на дату принятия налоговым органом в соответствии с настоящей статьей решения о списании признанных безнадежными к взысканию недоимки и задолженности по пеням.

Статьей 11 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что недоимка – сумма налога, сумма сбора или сумма страховых взносов, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок.

В соответствии со статьей 363 Налогового кодекса Российской Федерации, а также на основании налогового уведомления от 09.04.2015 № 1431509 транспортный налог за 2014 год подлежал уплате З. в срок не позднее 01.10.2015.

Следовательно, недоимка по уплате транспортного налога за 2014 год возникла на следующий день после наступления срока его уплаты, т.е. после 01.10.2015, поэтому такая недоимка, образовавшаяся после даты (01.01.2015), указанной в части 1 статьи 12 Федерального закона от 28.12.2017 № 436-ФЗ, не могла быть признана безнадежной ко взысканию.

Решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение о взыскании с З. задолженности по транспортному налогу за 2014 год в сумме 1785 рублей.

Апелляционные определения от 18.05.2021 № 33а-2261/2021

от 22.04.2021 № 33а-1444/2021

3.2. В силу части 1 статьи 178 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд первой инстанции обязан рассмотреть все заявленные требования и принять по ним решение, отвечающее требованиям, предъявляемым законом к акту правосудия, разрешающим возникший спор по существу.

М. обратилась в суд с административным исковым заявлением, в котором с учетом уточнения просила признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя ОСП по г. Череповцу № 3 УФССП по Вологодской области Ш.: по списанию денежных средств со своих счетов в кредитных организациях; по нерассмотрению/несвоевременному рассмотрению ходатайств об отложении исполнительных действий в рамках исполнительных производств от 15.12.2020 и 22.12.2020, по ненаправлению в адрес М. постановлений о возбуждении данных исполнительных производств, по непредоставлению времени административному истцу на добровольное исполнение требований судебного пристава-исполнителя по исполнительным производствам; просила обязать административных ответчиков устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 24.02.2021 в удовлетворении требований М отказано.

Отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение, судебная коллегия пришла к выводу о том, что вынесенный судебный акт не соответствует требованиям статей 84, 176, 178 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, так как предъявленные административным истцом требования в полном объеме не разрешены, а доводы истца о нарушении прав и незаконном бездействии судебного пристава-исполнителя надлежащей оценки со стороны суда не получили.

Обращаясь в суд, М. наряду с другими требованиями просила признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя ОСП по г. Череповцу № 3 УФССП по Вологодской области Ш. по нерассмотрению (несвоевременному рассмотрению) ходатайств об отложении исполнительных действий в рамках исполнительных производств от 15.12.2020 и 22.12.2020.

Между тем, данное требование по существу судом первой инстанции не рассмотрено, фактические обстоятельства, связанные с подачей ходатайств, их рассмотрением (нерассмотрением) не исследовались и не устанавливались, решение по заявленному требованию не принималось.

В то же время факт получения 28.12.2020 ОСП по г. Череповцу № 3 УФССП по Вологодской области ходатайства подтверждается штампом входящей корреспонденции на заявлении М. и не отрицался в суде апелляционной инстанции судебным приставом-исполнителем Ш.

Отказ суда первой инстанции в рассмотрении по существу предъявленных административных исковых требований является недопустимым и свидетельствует о нарушении положений статьи 46 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод надлежащим судом.

Апелляционное определение от 18.05.2021 № 33а-2267/2021

от 18.05.2021 № 33а-2409/2021

3.3. По смыслу положений статьи 358 Налогового кодекса Российской Федерации зарегистрированное транспортное средство утрачивает статус объекта налогообложения транспортным налогом в случае, если оно выбыло из владения налогоплательщика вследствие кражи (угона), при наличии документов, подтверждающих факт противоправного выбытия.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 12 по Вологодской области обратилась в суд административным иском к С. о взыскании транспортного налога с физических лиц за 2016 – 2017 год в размере 3626 рублей.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 09.02.2021 административное исковое заявление Межрайонной ИФНС № 12 по Вологодской области удовлетворено. С С. в пользу Межрайонной ИФНС № 12 по Вологодской области взыскана задолженность по оплате транспортного налога за 2016 и 2017 год в размере 3626 рублей.

В апелляционной жалобе С. поставил вопрос об отмене решения суда, указывая, что объект налогообложения, то есть транспортное средство, находится в угоне с 1992 года и до настоящего времени не найдено. Производство по делу прекращено за истечением срока давности. Полагает, что уплачивать транспортный налог за украденный автомобиль не должен.

Как следует из материалов дела, за С. в период с 2016 по 2018 год числилось зарегистрированное транспортное средство.

Согласно письму УМВД России по г. Череповцу, справке УГИБДД УМВД России по Вологодской области, транспортное средство с 15.12.1992 находилось в угоне и было объявлено в федеральный розыск; 06.01.2010 оно снято с федерального розыскного учета, а 29.01.2020 автомобиль снят с учета в органах ГИБДД. 15.12.1992 ЦАО ОВД МР Хамовники г. Москвы по факту хищения транспортного средства возбуждено уголовное дело, розыск транспортного средства прекращен по истечении срока давности (15 лет).

Разрешая возникший спор и удовлетворяя административные исковые требования о взыскании с С. задолженности по уплате транспортного налога за 2016, 2017 год, суд первой инстанции, исходил из того, что порядок принудительного взыскания налоговой задолженности административным истцом соблюден, а оснований для освобождения истца от уплаты транспортного налога в отношении похищенного автомобиля не имеется, поскольку розыск транспортного средства, наличие которого позволяет не относить угнанное транспортное средство к объектам налогообложения, прекращен 06.01.2010.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении административного иска, судебная коллегия указала следующее.

Действительно, в соответствии с положениями статьи 358 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения транспортным налогом признаются транспортные средства, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Между тем, в рассматриваемом деле, исчисление налоговым органом административному ответчику транспортного налога за 2016, 2017 год, обусловленное прекращением розыска в отношении принадлежащего ему транспортного средства и сохранением его на регистрационном учете в регистрирующих органах в указанный период, противоречат положениям статьи 38 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой объектами налогообложения могут являться имущество либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога.

Указанные нормы в их совокупности не предполагают возможности возобновления исчисления налога на транспортное средство в случае прекращения его розыска по мотивам, не связанным с возвратом владельцу.

Более того, с 15.04.2019 в подпункт 7 пункта 2 статьи 358 Налогового кодекса Российской Федерации Федеральным законом от 15.04.2019 № 63-ФЗ внесены изменения, в соответствии с которыми объектом налогообложения не являются транспортные средства, находящиеся в розыске, а также транспортные средства, розыск которых прекращен, с месяца начала розыска соответствующего транспортного средства до месяца его возврата лицу, на которое оно зарегистрировано. Факты угона (кражи), возврата транспортного средства подтверждаются документом, выдаваемым уполномоченным органом, или сведениями, полученными налоговыми органами в соответствии со статьей 85 настоящего Кодекса.

Само по себе позднее снятие с регистрационного учета транспортного средства ответчиком при установлении выбытия автомобиля в 1992 году и отсутствии доказательств возвращения транспортного средства владельцу не порождает обязанности по уплате налога, поскольку такого рода обязанность связана законодателем с наличием у налогоплательщика указанного имущества.

Апелляционное определение от 27.04.2021 № 33а-1915/2021

Практика применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

3.4. Административное наказание в виде административного штрафа не может быть заменено предупреждением при отсутствии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 КоАП РФ.

Частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов или подлежащих применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательных требований к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации либо выпуск в обращение продукции, не соответствующей таким требованиям,  повлекшие причинение вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений либо создавшие угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений.

Назначение административного наказания в виде предупреждения санкцией части 2 статьи 14.43 КоАП РФ не предусмотрено.

Постановлением должностного лица Управления Роспортебнадзора по Вологодской области директор школы А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей за несоблюдение требований к безопасности пищевой продукции при ее производстве – проба «рис отварной» не соответствует по показателям КМАФАнМ, что является нарушением  пунктов 1-3 статьи 1, пунктов 1-5 статьи 7, статьи 10 Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 880.

Не согласившись с указанным постановлением, А. обратилась в суд с жалобой, в которой просила заменить назначенное наказание в виде административного штрафа предупреждением, ссылаясь на малозначительность административного правонарушения.

Решением судьи районного суда постановление, вынесенное в отношении А. по делу об административном правонарушении, изменено, административное наказание в виде административного штрафа заменено предупреждением.

Применяя статью 4.1.1 КоАП РФ и заменяя административное наказание в виде административного штрафа предупреждением, судья первой инстанции не учел, что в соответствии с частью 1 указанной статьи административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4 настоящего Кодекса.

В соответствии с частью 2 статьи 3.4 КоАП РФ предупреждение устанавливается за впервые совершенные административные правонарушения при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при отсутствии имущественного ущерба.

Как следует из материалов дела, А. привлечена к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ за нарушение требований технического регламента, создавшее угрозу причинения вреда жизни или здоровью людей.

Таким образом, совокупности обстоятельств, при наличии которых возможна замена административного наказания предупреждением, в настоящем случае не имеется.

Допущенное нарушение является существенным, имеет фундаментальный, принципиальный характер, повлияло на исход дела, что послужило основанием для отмены судебного акта и возвращения дела на новое рассмотрение в районный суд.

Решение № 7-328/2021

3.5. Наличие соглашения между кредитором и должником о способе уведомления о привлечении иного лица для осуществления с должником взаимодействия, направленного на возврат просроченной задолженности,  исключает привлечение к административной ответственности по части 1 статьи 14.57 КоАП РФ.

Постановлением судьи районного суда микрофинансовая компания признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.57 КоАП РФ, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей за уведомление должника, допустившего просроченную задолженность, путем направления СМС-уведомления об осуществленной уступке прав требования на телефонный номер, указанный заемщиком при получении займа.

Из материалов дела следовало, что 19.05.2020 между микрофинансовой компанией и К. заключен договор потребительского займа, в соответствии с которым общество предоставило К. заем в размере 15 000 рублей под 354,05% годовых на срок по 19.06.2020.

В соответствии с пунктом 8.3 договора при осуществлении уступки прав требования кредитор уведомляет об этом заемщика одним из двух способов: путем направления соответствующей информации посредством СМС-сообщения на мобильный телефон заемщика, указанный в строке 16 раздела 2 «Индивидуальные условия» договора, либо посредством личного кабинета.

К. допустил задолженность по возврату займа.

Признавая общество виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.57 КоАП РФ, судья первой инстанции указал, что соглашение между кредитором и должником об информировании об уступке прав требования путем направления СМС-сообщения не заключалось.

С таким выводом не согласился судья областного суда, поскольку он противоречит содержанию вышеприведенного пункта 8.3 договора.

Анализ материалов дела свидетельствует о соблюдении микрофинансовой компанией требований части 1 статьи 9 Федерального закона от 03.07.2016 № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» при уведомлении должника о привлечении иного лица для осуществления с ним взаимодействия.

Таким образом, состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.57 КоАП РФ, в действиях общества отсутствует.

Решением судьи Вологодского областного суда постановление отменено, производство по делу прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ.

Решение № 7а-293/2021

3.6. Нарушение лицом с подтвержденным диагнозом COVID-19 режима обязательной изоляции не может быть признано малозначительным административным правонарушением.

К., заболевшая новой коронавирусной инфекцией COVID-19 (положительный результат теста от 03.01.2021), нарушила режим обязательной изоляции, который должна была соблюдать с 04.01.2021 и до момента получения отрицательного результата тестирования на COVID-19, а именно 05.01.2021 покинула место изоляции – место жительства, чем нарушила требования статьи 10 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», пунктов 3.7, 4.1, 4.2 СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

Должностным лицом Управления Роспотребнадзора по Вологодской области в отношении К. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 6.3 КоАП РФ.

Постановлением судьи районного суда К. освобождена от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения, ей объявлено устное замечание, производство по делу прекращено.

Признавая административное правонарушение малозначительны, судья первой инстанции указал, что К., покидая место обязательной самоизоляции, полагала, что ее действия не представляли существенную угрозу охраняемым общественным отношениям.

При этом судья районного суда не учел, что коронавирусная инфекция (2019-nCoV) постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2004 № 715 включена в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

В целях недопущения распространения коронавирусной инфекции в Российской Федерации принят целый ряд мер, в том числе пунктами 3.7, 4.2 СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» предусмотрено соблюдение больными COVID-19 обязательного режима изоляции.

Постановлением Правительства Вологодской области от 16.03.2020 № 229 в целях предотвращения угрозы распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Вологодской области с 17.03.2020 введен режим функционирования «Повышенная готовность».

Постановлением Правительства Вологодской области от 27.03.2020 № 286 на территории Вологодской области с 27.03.2020 введены в действие ограничительные мероприятия, направленные на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (карантин).

Несоблюдение требований санитарных правил, направленных на предотвращение распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, в любом случае создает угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, несмотря на отсутствие доказательств наступления такого вреда. Мнение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, об отсутствии в ее действиях угрозы причинения вреда охраняемым общественным отношениям о малозначительности административного правонарушения не свидетельствует.

Допущенное нарушение является существенным, имеет фундаментальный, принципиальный характер, повлияло на исход дела, что послужило основанием для отмены судебного акта и возвращения дела на новое рассмотрение в районный суд.

Решение № 7а-241/2021

3.7. Совершение лицом нескольких административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена одной и той же статьей или частью статьи КоАП РФ, не является основанием для назначения административного наказания по правилам части 2 статьи 4.4 КоАП РФ.

Постановлениями должностного лица территориального отдела – государственного лесничества общество признано виновным в совершении четырех административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 8.25 КоАП РФ, за нарушения правил заготовки древесины, допущенные в различных лесосечных делянках.

Оспаривая правомерность вынесенных постановлений, защитник общества обратился в районный суд с жалобами, в которых просил дела об административных правонарушениях объединить в одно производство и назначить обществу одно административное наказание за совершение четырех административных правонарушений.

Решением судьи районного суда в удовлетворении указанных требований защитника общества отказано.

С таким решением согласился судья Вологодского областного суда.

В соответствии с частью 1 статьи 4.4 КоАП РФ при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение.

При совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания (часть 2 статьи 4.4 КоАП РФ).

Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в пункте 4 постановления от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в случае, когда при подготовке дела к судебному разбирательству будет установлено, что в материалах одного дела об административном правонарушении, переданного на рассмотрение судье, имеется несколько протоколов об административных правонарушениях, совершенных одним и тем же лицом, каждый протокол надлежит принимать для рассмотрения в отдельном производстве с вынесением постановления по каждому совершенному правонарушению в соответствии с частью 1 статьи 4.4 КоАП РФ. Если из протоколов об административных правонарушениях усматривается наличие оснований для назначения административного наказания по правилам части 2 статьи 4.4 КоАП РФ, то следует вынести определение об объединении таких материалов и рассмотреть их в одном производстве с вынесением одного постановления.

С учетом изложенного для назначения лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, одного административного наказания за совершение нескольких административных правонарушений должны быть соблюдены условия, предусмотренные частью 2 статьи 4.4 КоАП РФ, о совершении лицом одного действия (бездействия).

Обстоятельства совершения обществом административных правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 8.25 КоАП РФ, за которые оно было привлечено к административной ответственности оспариваемым постановлением заместителя начальника территориального отдела – государственного лесничества от 23.10.2020 № 06/26 и постановлениями от 23.10.2020 №№ 06/27, 06/28, 06/29 не свидетельствуют о совершении юридическим лицом одного действия, содержащего составы разных административных правонарушений.

Согласно лесным декларациям № 1, № 2 и № 3 от 04.08.2020, каждая лесосечная делянка, на которой должностным лицом лесничества были обнаружены нарушения правил заготовки древесины, имеет различное географическое положение, площадь и объемы заготовки древесины по разным древесным породам.

При таких обстоятельствах оснований для рассмотрения дел об административных правонарушениях в рамках одного производства с вынесением одного постановления не имелось, поскольку каждое нарушение, за которое юридическое лицо привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 8.25 КоАП РФ отдельным постановлением должностного лица, образует самостоятельное событие административного правонарушения.

Решением судьи Вологодского областного суда решение судьи районного суда оставлено без изменения, жалоба защитника общества – без удовлетворения.

Решение № 7-71/2021

3.8. Юридическое лицо лишь тогда подлежит привлечению к административной ответственности за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное умышленно, когда установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, и этот вывод надлежащим образом мотивирован в постановлении по делу об административном правонарушении.

Постановлением судьи районного суда общество признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 11.15.1 КоАП РФ, и подвергнуто административному наказанию в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности на объекте транспортной инфраструктуры.

Должностным лицом Федеральной службы по надзору в сфере транспорта и судьей районного суда деяние общества квалифицировано по части 3 статьи 11.15.1 КоАП РФ как умышленное неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 14.04.2020 № 17-П юридическое лицо лишь тогда подлежит привлечению к административной ответственности за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное умышленно, когда установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, и этот вывод надлежащим образом мотивирован в постановлении по делу об административном правонарушении. В иных же случаях, когда умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, из обстоятельств дела не усматривается и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, административная ответственность юридического лица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности.

Из материалов дела не усматривается, что в ходе административного расследования устанавливался умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц общества, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности. Не содержится такого вывода и в оспариваемом постановлении.

Указанные обстоятельства послужили основанием для изменения постановления. Решением судьи Вологодского областного суда деяние общества переквалифицировано на части 1 статьи 11.15.1 КоАП РФ как неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности, с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.

Решение № 7а-221/2021

3.9. Эксплуатация опасного производственного объекта без лицензии не образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ.

Муниципальное унитарное предприятие эксплуатирует опасный производственный объект – систему теплоснабжения – без лицензии.

В отношении предприятия должностным лицом Северо-Западного управления Ростехнадзора составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренным частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ.

Постановлением судьи первой инстанции производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием в действиях юридического лица состава указанного административного правонарушения.

С таким решением согласился судья Вологодского областного суда.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона от 21.07.1997        № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана, в числе прочего, иметь лицензию на осуществление конкретного вида деятельности в области промышленной безопасности, подлежащего лицензированию в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ установлена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

В соответствии с разъяснением, содержащимся в пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в тех случаях, когда административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) или с нарушением предусмотренных в нем условий помимо общих норм, содержащихся в частях 2 и 3 статьи 14.1 КоАП РФ, установлена другими статьями указанного Кодекса, действия лица подлежат квалификации по специальной норме, предусмотренной названным Кодексом.

Например, занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензию на данный вид деятельности, надлежит квалифицировать по части 1 статьи 6.2 КоАП РФ; нарушение условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов – по части 1 статьи 9.1 указанного Кодекса.

Нормы, содержащиеся в части 1 статьи 9.1 КоАП РФ, предусматривают административную ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Между тем по настоящему делу об административном правонарушении предприятию вменено осуществление предпринимательской деятельности с использованием (эксплуатацией) опасного производственного объекта в отсутствие соответствующей лицензии.

Данное бездействие образует состав правонарушения, ответственность за которое установлена частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ, согласно которой осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), влечет наложение административного наказания.

Таким образом, основания для вывода о том, что деяние муниципального унитарного предприятия образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ, с учетом вышеприведенных положений пункта 18 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации отсутствуют.

Составы административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 14.1 и частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ, имеют разный родовой объект посягательства, в связи с чем переквалификация действий юридического лица невозможна.

Решением судьи Вологодского областного суда постановление судьи районного суда оставлено без изменения, жалоба должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, без удовлетворения.

Решение № 7а-138/2021