Владимир Шепель: «Гласность помогает формировать доверие к суду»

Фото: Сергей Юров, газета «Красный Север»

Проведение активной информационной политики судебной системы Вологодской области имело свои предпосылки.

Накануне открытия новой медиаплатформы судов мы побеседовали с Владимиром Степановичем Шепелем, председателем Вологодского областного суда в почетной отставке, заслуженным юристом Российской Федерации, который и заложил прочный фундамент открытого и доступного правосудия в регионе.

- Добрый день, Владимир Степанович! Почему Вы всегда уделяли такое большое внимание взаимодействию с общественностью и СМИ?

- Я судья старой закалки. Традиция открытости и гласности идет с советских времен, когда я работал народным судьей. Раньше считалось, что судья должен выступать и в прессе, и перед народом. Редко, когда менее двух-трех лекций не прочитаешь в течение месяца. В ходе них мы с гражданами обсуждали приговоры и решения по значимым делам. Я объяснял, почему спор разрешен таким образом или назначено такое наказание. Это помогало формировать у людей доверие к суду.

В 1992 году, с принятием Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» в судейском сообществе наметилась тенденция, как можно меньше высказываться на публике. Но потом все стало возвращаться, правда, уже в другой форме – с лекциями на предприятия судьи уже не ходили. Будучи заместителем председателя областного суда по уголовным делам, я постоянно контактировал с журналистами, часто выступал на областном радио. Позднее была создана пресс-служба суда, и принят Федеральный закон № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», который и определил дальнейшее развитие взаимоотношений между судебной системой и общественностью.

2. В судебную систему Вы пришли в далеком 1977 году и стали свидетелем и активным сподвижником её реформирования. Что изменилось за это время?

- Да, я живой участник проводимых реформ. Если сформулировать коротко, то следует отметить следующие глобальные изменения.

Первое, изменился порядок наделения судейскими полномочиями. Ранее районные судьи избирались народом, областные – на сессиях народных депутатов. Сейчас все судьи, кроме мировых и судей Верховного Суда России назначаются президентом. Следующее нововведение – ликвидирован институт народных заседателей, взамен введен институт присяжных заседателей. Однако с присяжными рассматриваются единицы дел, а с народными заседателями – все дела. Третье, что произошло, это возродился институт мировых судей. В-четвертых, если ранее многие вопросы судам были не подведомственны, то ныне практически нет вопросов, по которым в суд нельзя было бы обратиться. В-пятых, принят новый процессуальный кодекс административного судопроизводства. Однако, я согласен с теми судьями и юристами, кто говорит, что он получился не очень удачным.

Как проходила судебная реформа, более подробно я рассказывал в феврале 2017 года газете «Премьер – новости за неделю». Несмотря на то, что прошло уже более 4 лет, многие поднятые в том интервью вопросы являются актуальными и сейчас, поэтому можно и сегодня к нему обратиться.

3. Многое из того, о чем Вы говорили в интервью 2017 года, стало пророческим. Вот уже несколько лет работают кассационные и апелляционные суды. Как Вы думаете, оправдали ли они цель их создания?

- Раз закон принят, он должен исполняться. Суды эти работают. Предполагалось, что с их созданием волокита будет пресечена. На практике же бывает, что дело несколько раз возвращается на новое рассмотрение, а по итогу решение остается такое же. Я считаю, что увеличились возможности для тех, кто любит заниматься сутяжничеством, кто обжалует очевидные дела «на всякий случай». Решение ведь и исполнять надо, в связи с этим, на мой взгляд, в какой-то мере стал нарушаться принцип правовой определенности.

В чем коренное отличие при рассмотрении жалоб на вступившие в законную силу судебные решения во вновь созданных кассационных судах? Ранее дела в кассационном порядке рассматривались президиумами областных и равных им судов. При чем не всякая жалоба передавалась на их рассмотрение. Передавались лишь те, при предварительном рассмотрении которых возникали сомнения в правильности обжалуемого решения. Сейчас же всякая поданная жалоба подлежит судебному рассмотрению в судах кассационной инстанции. Таким образом, кассационные суды «завалены» работой с соответствующими последствиями…

Второе, как я уже сказал, раньше кассационной инстанцией были президиумы областных судов. Их состав формировался из наиболее грамотных и опытных судей областного суда. Пусть не обижаются на меня коллеги из кассационных судов, но в их составе, если и есть бывшие члены президиумов, то единицы.

При создании окружных кассационных судов руководствовались тем, что они отделены от апелляционных судов. Таким образом устранялся конфликт интересов, когда коллега одного и того же суда должен был вмешиваться в решение своего коллеги. Рациональное зерно тут есть. Но, знаете, я почти 30 лет работал в областном суде, и у нас, в Вологодском областном суде, всегда отдавалось предпочтение закону, справедливости, а не корпоративным отношениям. Все зависит от того, как настроена система работы.

По моему мнению, не совсем правильно и то, что решения мировых судей после апелляционного рассмотрения в районном суде уходят в кассационный суд, а руководство областного суда и судьи не знают их практику. Считаю, что надо вернуть мировую юстицию под юрисдикцию областного суда. Решения мировых судей должны выходить за пределы области только в исключительных случаях.

Если подправить эти моменты, о которых я сказал, то система апелляционных и кассационных судов будет работать более эффективно, ведь она сейчас находится в стадии становления.

4. В интервью Вы неоднократно отмечали, что конфликтность в обществе растет, что сказывается и на судебной нагрузке. Будучи в почетной отставке, Вы являетесь членом Общественной палаты и видите, что волнует граждан. На Ваш взгляд, какие процессы сейчас происходят в обществе, которые влияют на отношение к судам, к правосудию?

- Конфликтность в обществе, по моему мнению, продолжает существовать. В СМИ называются и обсуждаются причины этого. Одной из них, как судья, юрист я вижу в нестабильности законодательства. Каждый день что-то меняется и не всегда в положительном направлении. Огромная разница в доходах работающих людей, социальная несправедливость, банкротство предприятий – все это порождает неуверенность людей в будущем и, безусловно, создает конфликтность.

И как-то еще раньше считалось, что всегда найдется тот, кто может заступиться. А тут по ТВ показывают о миллиардных взятках, о заключенном под стражу министре, о росте коррупционных преступлений. Вот поэтому в ряде случаев народ перестал верить власти, и не только судебной.

Надеюсь, что созданная новая медиаплатформа будет способствовать формированию объективного мнения общества о работе судов. Но при этом, главным, как для судей, так и для работников аппаратов судов, было, есть и остаются повышение качества правосудия, защита нарушенных прав и свобод каждого гражданина, законность и справедливость каждого принятого судами решения. Хотелось бы, чтобы как раз эти вопросы отражались на новом портале. Во всем этом я желаю дальнейших успехов своим коллегам!

Беседу вела Анастасия Красотина, пресс-секретарь Вологодского областного суда